Поток — Яков Подкаминский

 

Легко ли отказаться от того, что любите?

Друзья, хочу спросить вас: «Легко ли отказаться вам от того, что нра­вится, что любите?» Думаю, что нелегко, а подчас и невозможно. Какая-то вещь, человек или занятие настолько поглощает нас и увлекает нас, что про­тивостать, воспротивиться этому порой нет сил. На земле есть реки с быс­трым течением, и, попадая в такой поток, человек уже не имеет силы оста­новиться. Например, всем известен Ниагарский водопад в Америке. Огромная масса воды, несколько тысяч кубометров в секунду, обрушивается с высоты в пятьдесят метров и уносится в озеро Онтарио. Но в истоке своем этот поток, как и все реки, имеет обыкновенный ручеек, через который перешагнет и ребенок. Но, спускаясь по этому ручейку, человек с каждым шагом может чувствовать, что течение становится все сильнее и сильнее. Уже приближаясь к отвесным скалам метров за триста, поток принимает для находящегося в нем человека необрати­мый характер. За этой отметкой человека ожидает смерть. Даже спасатели не рискуют предпринимать что-либо для спасения погибающего — слишком все поздно. Игра, шалость, любопытство, развлечение, наивность, глупость и т.п. теперь оплачиваются ценой жизни. В Библии описаны судьбы людей, которые, входя в этот ручей, утешали себя мыслью: «Захочу, и выйду, у меня есть сила».

Екклесиаст, например, сказал: «Вздумал я в сердце моем услаждать вином тело мое и, между тем, как сердце мое руководилось мудростью, придержаться и глупости, доколе не увижу, что хорошо для сынов человеческих, что должны были бы они делать под небом в немногие дни жизни своей» (Еккл. 2:3). Как видим из жизни, люди не рождаются алкоголиками, наркоманами, ворами, блудниками — они ими становятся. Когда-то человек сделал пер­вый шаг в сторону смерти. «О, ничего страшного», — утешил себя он, но через некоторое время он же воскликнул: «Я не могу ничего сделать с собою, этот поток увлекает меня, и мне не на что встать, у меня нет сил»! В старости чужестранные жены склонили сердце Соломона к своим богам, он построил им капища и, идя далее по этому потоку, стал приносить жертвы идолам. Я надеюсь, что Соломон успел покаяться, мне бы очень хотелось, чтобы он успел покаяться. Как Самсон, начиная с шалости, игры, вдруг почувствовал себя оставленным в потоке, несущем его в пропасть погибели. Усилием воли, верою, а вернее сказать, по милости Божией, Самсон смог пока­яться на закате еще достаточно молодой жизни.

Дорогая молодежь, пока грех не принял необратимый характер в вашей жизни — оставьте его, расстаньтесь с ним. Скажите себе и Богу: «Я выхожу из этого потока, еще есть время выйти». Помните, что через повторяющийся плотской грех бесы имеют власть над человеком вхо­дить в его тело, и кто уже будет их изгонять — это вопрос. Не растачай­те свою юность и силы на мирские утехи. Посвятите себя Богу, всеце­ло, без остатка. Войдите в поток Божий, текущий в жизнь вечную. Как отрадно видеть людей, зашедших так далеко, где поток Божий принял уже необратимый характер. Уже никакие «спасатели» не рискуют доставать из этого потока. Сейчас я вспомнил, как мой сосед, мой ровесник, узнал, что я уверовал. Для него это был просто шок. Яшка — и верующий. Мы раньше были с ним в одной компании. Ко времени моего уверования, сосед Витя работал в милиции и, как положено, принял­ся меня спасать. Во-первых, он побежал еще к одному соседу и стал кричать: «Яшка сошел с ума, он верующий». Но сосед, не зная, что я действительно уверовал, поспешил закрыть дверь своей квартиры, чтобы со мной не встречаться. Благодарю Бога, Витя опоздал, Бог нес меня в Своем потоке любви, из которого не могут вырвать нас все силы ада. Прошли годы, моя вера окрепла, а сосед стал алкоголиком и года три назад ушел в потоке греха в бездну. Ах, жаль! Он был один раз на собрании, несколько раз был у меня дома, и я у него; он пытался каяться, исповедоваться, но я видел, что поток греха увлекал его все дальше и дальше в вечную погибель.

Дорогие, не заигрывайте с миром: «Кто любит мир, в том нет любви Отчей». На весах — вечность, и грех не должен перевесить. Нелегко было Моисею отказаться называться сыном дочери фараона. Фараон — это прообраз диавола, его дочь — прообраз плоти, а Моисей — прообраз человеческого духа. Пришед в возраст, Моисей отказался называться сыном дочери фараона, лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное удовольствие, ибо он взирал на воздаяние.

Заканчивая мое увещание, хочу пожелать вам чистоты в мыслях, ревности в служении Богу, победы над гре­хом. В начале моего обращения прозвучал вопрос: легко ли вам отказаться от того, что любите? От любимого отказаться очень трудно, порой невозможно. И для того, чтобы не отказаться от Бога, Его надо крепко любить. Достигайте любви. Нижеприведенные стихи желаю вам подарить для заучивания наизусть:

«Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его» (2 Тим. 4:7-8).

С любовью, брат Яша

Поделиться