Державин Гаврила Романович

Державин Гаврила Романович (1743-1816), русский поэт. Родился в небогатой дворянской семье 3 (14) июля 1743 в деревне Кармачи Казанской губернии. Державин рано потерял отца, и матери приходилось идти на тяжкие унижения ради того, чтобы вырастить двоих сыновей и обеспечить им более или менее достойное образование. В те годы по-настоящему квалифицированных учителей за пределами Санкт-Петербурга и Москвы найти было нелегко. Однако настойчивость и исключительные способности Державина помогли ему многое узнать, несмотря на тяжелые обстоятельства, слабое здоровье, полуграмотных и странных преподавателей.

В 1759-1762 гг. учился в Казанской гимназии. Детство и молодость Державина совершенно не давали возможности угадать в нем будущего гения и реформатора словесности. Знания, которые молодой Державин получил в Казанской гимназии, были отрывочными и сумбурными. Впрочем, быть может, именно этот факт в будущем дал возможность великому стихотворцу писать, не задумываясь о правилах и нарушая их в угоду своему вдохновению. Друзья-поэты часто пытались править державинские строки, однако он упорно отстаивал свое право писать так, как ему угодно, не всегда следуя закостеневшим правилам.

Писать стихи Державин начал еще в гимназии, но его обучение было неожиданно и до срока прервано. Из-за произошедшей канцелярской ошибки молодой человек был в 1762 году призван в Петербург на военную службу на год раньше положенного срока и к тому же записан, хотя и в гвардейский Преображенский полк, однако солдатом. В том же 1762 г. в составе полка участвовал в дворцовом перевороте, приведшем к воцарению Екатерины II. Из-за тяжелого материального положения, отсутствия высоких покровителей и крайне неуживчивого нрава Державину пришлось не только десять лет ждать офицерского чина, но даже, в отличие от других дворянских детей, довольно долго жить в казарме. Времени для поэтических занятий оставалось не так уж много, однако молодой человек сочинял шуточные стихи, пользовавшиеся популярностью среди его однополчан, писал письма по просьбе солдаток, и, уже ради собственного самообразования, штудировал Тредиаковского, Сумарокова и особенно Ломоносова, бывшего в то время его кумиром и примером для подражания. Читал Державин и немецких поэтов, пробуя переводить их стихи и пытаясь следовать им в собственных сочинениях. Впрочем, карьера стихотворца не казалась ему в тот момент главным делом жизни. После долгожданного производства в офицеры Державин пытался продвинуться по службе, надеясь таким образом поправить свои финансовые дела и послужить верой и правдой отечеству.

Уже офицером, в 1773-1774 гг., Державин принимал активное участие в подавлении восстания Пугачева. Именно к 70-м годам впервые по-настоящему проявился Державинский поэтический дар. В 1774 г., находясь во время восстания Пугачева со своими людьми неподалеку от Саратова, у горы Чаталагай, Державин прочитал оды прусского короля Фридриха II и перевел четыре из них. Опубликованные в 1776 г. Чаталагайские оды привлекли внимание читателей, хотя произведения, созданные в 70-е годы, еще не были по-настоящему самостоятельными. Независимо от того, переводил Державин или сочинял собственные оды, его творчество находилось еще под сильным влиянием Ломоносова и Сумарокова. Их высокий торжественный язык, строгое следование правилам классицистского стихосложения сковывали молодого поэта, пытавшегося писать по-новому, но еще не четко осознававшего, каким образом надо это делать.

Несмотря на проявленную во время восстания Пугачева активность, Державин, все из-за того же неуживчивого и вспыльчивого нрава, не получил долгожданного повышения. Он был переведен из военной службы в штатскую, получил в награду всего лишь триста душ крестьян.

Значительные перемены в жизни и творчестве Державина произошли в конце 70-х годов. Он недолго служил в Сенате, где пришёл к убеждению, что «нельзя там ему ужиться, где не любят правды». В 1778 г. он пылко влюбился с первого взгляда и женился на Екатерине Яковлевне Бастидон, которую затем в течение многих лет будет воспевать в своих стихах под именем Плениры. Счастливая семейная жизнь обеспечила личное счастье поэта. В это же время дружеское общение с другими литераторами помогло ему развить природные дарования. Его друзья – Н.А. Львов, В.А. Капнист, И.И. Хемницер – были высоко образованными и тонко чувствующими искусство людьми. Дружеское общение соединялось в их компании с глубокими рассуждениями о древней и новой литературе, – жизненно необходимыми для пополнения и углубления образования самого Державина. Литературное окружение помогло поэту лучше осознать свои цели и возможности.

Как писал сам Державин, с 1779 г. он избрал «свой особый путь». Строгие правила классицистской поэзии больше не сковывали его творчество. После сочинения «Оды к Фелице» (1782), обращённой к императрице, был награждён Екатериной II. Назначен губернатором олонецким (с 1784) и тамбовским (1785-88).

С этого момента и до 1791 г. основным жанром, в котором Державин работал и добился наибольших успехов, стала ода – торжественное поэтическое произведение, чья звучная и размеренная форма всегда была близка представителям классицистской поэзии. Державин, однако, сумел преобразовать этот традиционный жанр и вдохнуть в него совершенно новую жизнь. Не случайно выдающийся литературовед Ю.Н. Тынянов писал о «революции Державина».

Г. Р. Державин – губернатор Тамбовской губернии

В декабре 1785 г. указом Екатерины II он был назначен на должность правителя Тамбовского наместничества, куда  прибыл 4 марта 1786 г.

Прибыв в Тамбов, Державин застал губернию в крайнем расстройстве. За шесть лет существования губернии сменилось  четыре губернатора, в делах был беспорядок, границы губернии не определены, недоимки достигли громадных размеров, губернский центр утопал в грязи. Ощущался недостаток образования всего общества, а особенно дворянства, которое, по словам Державина, «…так было грубо и необходительно, что ни одеться, ни войти, ни обращаться, как должно благородному человеку, не умели…»

Для юношества при нем были открыты классы грамматики, арифметики, геометрии, вокальной музыки, танцевальные классы. Гарнизонная школа и духовная семинария давали низкий уровень знаний, поэтому в доме купца Ионы Бородина было открыто народное училище. В доме губернатора давались театрализованные представления, а вскоре было начато и строительство театра. В заслугу Державину можно поставить написание топографии губернии и составление плана Тамбова, наведение порядка в делопроизводстве, открытие типографии, принятие мер к улучшению судоходства по реке Цне, выгодные для казны закупки муки для Петербурга. При новом губернаторе улучшилось соблюдение законов, была приведена в порядок тюрьма. Было положено начало сиротскому дому, богадельне, больнице.  При нём открылись народные училища в Козлове, Лебедяни, Моршанске. В первой губернской типографии начала печататься одна из немногих провинциальных газет — «Губернские ведомости». Деятельность Державина заложила крепкий фундамент для дальнейшего развития Тамбовщины.

Для ревизии дел в губернии приезжали сенаторы Воронцов и Нарышкин. Улучшение было столь очевидно, что в сентябре 1787 г. Державин был награждён орденом Владимира 3-ей степени. Не имевший специальной подготовки, Державин проявил административный дар и доказал, что причиной его бездействия на предыдущем посту олонецкого губернатора было чужое противодействие.

Но прогрессивная деятельность Державина на Тамбовщине вошла в противоречие с интересами местных помещиков и дворян. К тому же генерал-губернатор И.В. Гудович во всех конфликтах становился на сторону своих приближенных. Те, в свою очередь, покрывали местных воров и мошенников.

Попытка Державина наказать помещика Дулова, приказавшего жестоко избить пастушонка за мелкую провинность, не удалась. Но окрепла неприязнь провинциальных помещиков к губернатору, ограничивающему их произвол. Также тщетными были действия по пресечению воровства купца Матвея Бородина, обманувшего казну при поставке кирпича для строительства, а затем получившего винный откуп на невыгодных для казны условиях. Крайне неудачно для Державина обернулось дело о закупке провианта для армии.

Поток рапортов, жалоб, клеветы на Державина увеличивался, и в январе 1789 г. он был отрешен от должности губернатора. Недолгое губернаторство Державина принесло большую пользу Тамбовщине и оставило заметный след в истории края.

Затем, будучи назначен кабинет-секретарём Екатерины II (1791-93), Державин не угодил императрице, был отставлен от службы при ней. Впоследствии в 1794 г. Державин был назначен президентом Коммерц-коллегии. В 1802-1803 гг. – министром юстиции. С 1803 г. находился в отставке.

Духовное в творчестве Г.Р. Державина

Новые черты, проявившиеся в творчестве Державина в 70-80-е годы, значительно усилились в последние десятилетия его жизни. Я. К. Грот, крупнейший знаток творчества Державина, видел в нем «замечательного коренного русского по воспитанию, быту, уму и нраву» и отмечал, что «во всех сочинениях Державина явственно проглядывает… его давнее слияние с Церковью, его совершенное знание славянской Библии и богослужебных песен». Державин читал творения св. отцов и живо интересовался совр. ему богословской литературой (в т. ч. европейской), но был чужд характерным для его времени масонским религ. исканиям. Всегда осознавал себя верным сыном православной Церкви и в духовных стихотворениях стремился сохранить «богословское православной нашей веры понятие».

Державину принадлежит 27 переложений псалмов (каждому он дал особое заглавие). Из их выбора видно, что поэта волновали вопросы практической личной и общественной морали. Во мн. переложениях говорится о правосудии и земных властителях, что явно соотносится со служебной деятельностью поэта: «Властителям и судиям» (Пс 81. 1780, 1795), «Праведный судия» (Пс 100. 1789), «Радость о правосудии» (Пс 74. 1794), «Введение Соломона в судилище» (Пс 71. 1799), «Воцарение правды» (Пс 96. 1813). Темы других — о блаженстве праведников: «Счастливое семейство» (Пс 127. 1780, 1785), «Истинное счастье» (Пс 1. 1789), «Братское согласие» (Пс 132. 1799); о покаянии: «Покаяние» (Пс 50. 1813); о величестве Божием, о кознях нечестивцев и т. д. В переложения псалмов Д. часто вносит намеки личного характера, а иногда непосредственно «применяет» их к определенным людям и событиям. Так, переложение Пс 90 (Победителю. 1789) адресовано Г. А. Потёмкину по случаю взятия Очакова, Пс 20 озаглавлено «На коронацию императора» (1801). Среди др. библейских переложений — «Соломон и Суламита» из Песни Песней (1808), «Целение Саула» из 1-й книги Царств (1811; подражание англ. поэту Дж. Брауну), «Вторая песнь Моисеева» из кн. Второзаконие (10-е гг. XIX в.).

Большая часть духовных од Державина являются оригинальными, хотя и пронизаны библейскими реминисценциями. Во многих, особенно в ранних одах прослеживается полемика со скептической философией Просвещения (в частности, с философскими одами прусского кор. Фридриха II, к-рые Державин перевел в прозе в 1774 и включил в свой 1-й поэтический сб. «Оды, переведенные и сочиненные при горе Читалагае» (1777)). Так, в оде «Успокоенное неверие» (1779) мрачные рассуждения о ничтожестве человеческой жизни опровергнуты апелляцией к вере: «Придите, обымите Веру: / Она одна спокоит вас…» В оде «На смерть князя Мещерского» (1779, 1783) дан образ смерти, к-рою «звезды сокрушатся» и «солнцы потушатся», но завершается она сентенцией в духе христ. приятия жизни: «И с чистою твоей душою / Благословляй судеб удар».

Главным своим творением поэт считал оду «Бог», задуманную на пасхальной заутрене в 1780 г. и завершенную в 1784 г. (этим произведением Державин начинал собрания своих сочинений). В торжественном гимне величию Божию от строфы к строфе изложены доказательства Его бытия (космологическое, телеологическое, онтологическое, психологическое: «Я есмь — конечно, есть и Ты!»). Но все попытки определить бытие Божие относительно тварного мира и его атрибутов (пространства, времени, движения, причинности и др.) оказываются безуспешны (все миры «перед Тобой — как нощь пред днем»). В центре оды — мысль о том, что бесконечный, предвечный, непостижимый Бог «изобразил» Себя в ничтожном (меньше «точки») человеке, поставленном «в средине естества», который, одновременно являясь и тварью и образом своего Создателя, тоже оказывается непостижимым: «Я телом в прахе истлеваю, / Умом громам повелеваю, / Я — царь, я — раб, я — червь, я — бог!» В конечном счете достоинство и жизнь человека основываются только на бытии его Создателя и вере в Него: «Ты есть — и я уж не ничто». Эта мысль была дорога Державину, и она по-разному звучит во мн. одах. На бытии Божием основано наше бессмертие: «Да на краю воскликну бездны: / Жив Бог — жива душа моя!» (Бессмертие души. 1796); возможность торжества над земной судьбой: «Рок низлагать — молитвой и Богом» (Снигирь. 1800); совесть, правдолюбие и любовь к ближним: «Он совесть — внутрь, Он правда — вне», «Да токмо за Тобой стремлюся /… / Любя Тебя, да всех люблю» (Истина. 1810); послушание властям: «Твоей лишь воле в угожденье / В лице царя Твой образ чтил» (Молитва [«О Боже, душ Творец бессмертных…»]. 1796).

Позже поэт отказывается от од, в его поздних произведениях явно преобладает лирическое начало. Среди стихотворений, созданных Державиным в конце XVIII – начале XIX вв. – дружеские послания, шуточные стихи, любовная лирика – жанры, размещавшиеся в классицистской иерархии намного ниже одической поэзии. Поэта, ставшего при жизни почти классиком, это ничуть не смущает, так как именно таким образом он может выразить в стихах свою индивидуальность. Он воспевает простую жизнь с ее радостями, дружбой, любовью, оплакивает ее кратковременность, скорбит об ушедших близких.

Несмотря на новаторский характер творчества Державина, в конце жизни его литературное окружение составляли в основном сторонники сохранения старинного русского языка и противники того легкого и изящного слога, которым в начале XIX века начал писать сначала Карамзин, а затем и Пушкин. С 1811 г. Державин состоял в литературном обществе «Беседа любителей русской словесности», защищавшем архаический литературный стиль.

Это не помешало Державину понять и высоко оценить талант юного Пушкина, чьи стихи он услышал на экзамене в Царскосельском лицее. Символический смысл этого события станет понятен только позже – литературный гений и новатор приветствовал своего младшего преемника.

В 1814 г. Д. написал и опубликовал еще одну «богословскую» оду — «Христос», ее прохождению через духовную цензуру способствовал архим. Филарет (Дроздов; впосл. митрополит Московский). Оды «Бог» и «Христос» составили своеобразную «духовную дилогию». В оде «Христос» сквозная мысль — о непостижимости слияния человеческой и божественной природы в Спасителе и совершенного Им искупления рода человеческого. Треть ее строф начинается с недоуменного вопроса «Кто Ты?..»: «Ты Бог — но Ты страдал от мук! / Ты человек — но чужд был мести! / Ты смертен — но истнил скиптр смерти! / Ты вечен — но Твой издше дух». Но только таким, непостижимым и страшным, образом оказалось возможным наше спасение: «Адам бы падше не восстал, / Когда б в Христе не воскресился, / Не воскресясь — не воссиял, / Не воссияв — не возродился / В блаженство первородно вновь. / Се, как смирением, терпеньем, / Страданьем, скорбью, умерщвленьем / Возводит всех к себе Любовь». Он — начало и конец, альфа и омега, предел человеческих стремлений: «Христа нашедши, все находим, / Эдем свой за собою водим, / И храм Его — святы сердца». Вся эта пространная ода построена на новозаветных цитатах, к-рые автор указал в примечаниях (на 38 строф приходится 82 сноски). Т. о. он желал продемонстрировать свою богословскую эрудицию и добросовестность и верность правосл. традиции. Подобными обстоятельными примечаниями чуть раньше Д. снабдил «Гимн лироэпический на прогнание французов из отечества» (1813), во многом построенный на образах из Апокалипсиса.

По выходе в отставку Державин лето проводил в Званке, а зиму в С.-Петербурге. Занялся изданием своих сочинений: в 1804 г. вышел сб. «Анакреонтические песни», а в 1808 г.- 4-томное собрание сочинений (в 1815 вышел 5-й т. со стихами, написанными после 1808, и драматическими произведениями). Много сил в это время отдавал драматургии. Написал трагедию на сюжет из Иосифа Флавия «Ирод и Мариамна» (1807), трагедии из рус. истории «Евпраксия» и «Темный» (обе 1808), оперы «Добрыня» (1804), «Пожарский, или Освобождение Москвы» (1806), «Грозный, или Покорение Казани» (1814), комические оперы «Дурочка умнее умных» и «Рудокопы» (обе до 1812) и др. Большая часть драматических сочинений при жизни Д. не была опубликована, в т. ч. опера на библейский сюжет «Эсфирь» (1814; опубл.: XVIII век. СПб., 2002. Сб. 22. С. 368-408). Из поздних духовных од помимо оды «Христос» и переложений псалмов наиболее значителен цикл стихотворений, созданных в 1810 г.: «Идолопоклонство», «Добродетель», «Истина», «Проблеск», а также «Тоска души» и «Предвестие» (последние — переводы из нем. поэта и богослова Л. Козегартена).

Умер Гаврила Романович 8 (20) июля 1816 г. в своем любимом имении Званка, Новгородской области.

 

0
Поделиться