Макс Лукадо — Ягнёнок

Ягнёнок

Однажды в солнечной долине жил-был маленький ягнёнок по имени Джошуа. У него были чёрные ножки, шёрстка белая с черными пятнышками и… печальные глаза. Джош грустил, глядя на других ягнят, чья шёрстка была белоснежна, без единого пятнышка. Джош грустил, видя, что у других ягнят есть мамы и папы — он был сирота.

Но пуще всего Джош грустил, глядя, как другие ягнята бегают и прыгают — сам он этого делать не мог.

С рождения одна ножка у него была покалечена, и он хромал.

Наверное поэтому он всегда наблюдал, как бегают и играют другие ягнята. Ему было грустно и одиноко — но только не с Абигайль.

Абигайль была лучшим другом Джоша, правда мало похожая на друга для ягнёнка. Это была старая пегая корова. Шерсть её была в больших белых пятнах, похожих на лужи после дождя. Живот — круглый как бочка, а голос всегда мягкий и добрый.

Больше всего Джош любил проводить время с Абигайль. Много часов они проводили на холме, разглядывая долину. Они представляли, будто путешествуют в дальних странах. Но особенно Джош любил слушать, как Абигайль рассказывает о звёздах.

Они были хорошими друзьями. Но даже с таким другом как Абигайль, Джош всё же временами грустил. Он грустил, потому что был единственным ягнёнком, не умевшим бегать, прыгать и играть в игры на травке.

В такие минуты Абигайль, оборотившись к нему, говорила: «Не грусти, маленький Джошуа. Для тех, кто чувствует себя покинутым, у Бога есть особое место».

Джош хотел ей верить. Но это было трудно. Порою он чувствовал себя совсем одиноким. Так было и в тот день, когда пастухи решили отогнать овец с ягнятами в соседнюю долину, где было больше травы. Стадо так давно оставалось на одном месте, что в долине её почти не осталось. Овцы обрадовались, когда пастух объявил, что они пойдут на новое пастбище.

И вот наконец все готовы, Джош тоже приковылял и занял место с краю отары. А все стали смеяться над ним:

— Ты ходишь слишком медленно, тебе не дойти до соседней долины.

— Уходи, копуша. Мы никогда не доберёмся до лугов, если мы будем ждать тебя!

— Уходи Джошуа.

Тогда он взглянул на пастуха, стоящего перед ним. «Они правы, мой маленький Джошуа. Для тебя это слишком долгий путь. Пойди, проведи ночь в хлеву».

Джош долго смотрел на человека. Потом повернулся и медленно захромал прочь. Взобравшись на вершину холма, Джош смотрел вниз туда, где шли овцы, направляясь на зелёное пастбище. Никогда прежде он не чувствовал себя таким покинутым. Большая слеза выкатилась из глаз, скатилась по носу и упала на камень.

В этот момент он услышал позади себя голос Абигайль. Она сказала то, что говорила всегда, когда Джош грустил: «Не печалься, маленький Джошуа. У Бога есть особое место для тех, кто чувствует себя покинутым».

И два друга вместе отправились в хлев. К тому времени когда они добрались до сарая, солнце похожее на большой апельсин уже садилось. Джош и Абигайль зашли в сарай и принялись есть сено из кормушки.

Они сильно проголодались, и оно казалось им вкусным.

«Ложись спать, дружок». — сказала Абигайль, когда они покончили с едой. «У тебя был трудный день».

Джош устал. Он лёг в углу на солому и закрыл глаза. За спиной он чувствовал Абигайль и был рад, что она его друг.

Вскоре Джош уснул и поначалу спал крепко, свернувшись клубком у спины Абигайль. Во сне он видел, будто бегает и прыгает как другие ягнята, будто гуляет с Абигайль по долине, будто находится там, где не чувствует себя покинутым.

Неожиданно его разбудил странный шум.

«Абигайль», — прошептал он — «Проснись. Мне страшно».

Абигайль приподняла свою большую голову и огляделась вокруг.

В хлеву было темно, и только маленькая лампа висела на стене. «Здесь кто-то есть». — прошептал Джош.

Они посмотрели в тот угол сарая, что был тускло освещен лампой. Там в кормушке на свежем сене лежал малыш. А рядом с кормушкой тоже на сене отдыхала молодая женщина.

Джош взглянул на Абигайль, ожидая от неё объяснений происходящему. Но Абигайль была удивлена не меньше его.

Джош снова посмотрел на женщину с ребёнком, а потом, прихрамывая, пересёк хлев. Он остановился рядом с женщиной и заглянул ребёнку в лицо. Малыш плакал. Ему было холодно. Женщина взяла его и положила его рядом с собой.

Джош оглядел сарай в поисках чего-нибудь, что согреет малыша. Обычно здесь были одеяла. Но сегодня пастухи всё забрали, отправляясь в долину.

И тогда Джош подумал о своей мягкой, тёплой шёрстке. Осторожно он подошёл и свернулся клубком рядом с малышом.

«Спасибо, ягнёночек». — нежно сказала мама.

Дитя вскоре перестало плакать и заснуло.

Тем временем в сарай вошёл мужчина, неся в руке несколько рогож.

«Прости, Мария. Это всё, что я смог найти». — объяснил он.

«Всё хорошо». — ответила она. — «Этот маленький ягнёнок согрел нового Царя».

Царя? Джошуа взглянул на младенца и удивился услышанному.

«Его зовут Иисус». — говорила Мария, как будто она знала вопрос Джоша.

«Сын Человеческий. Он пришёл с Небес, чтобы сказать нам о Боге».

В дверях послышались голоса. То были пастухи — те, кто оставили Джошуа дома. У них были большие удивлённые глаза, они были возбуждены.

«Мы увидели яркий свет и услышали ангелов..!» — заговорили они.

Потом увидели Джошуа рядом с ребёнком. «Джошуа! Ты знаешь, кто этот малыш?»

«Теперь знает» — это говорила молодая женщина. Она смотрела на Джошуа и улыбалась: «Господь услышал твои молитвы, маленький ягнёнок. Этот малыш — Его ответ».

Джошуа посмотрел на дитя. Он вдруг догадался, что это — особенный малыш и это — особенное мгновение.

Кроме того, он понял, почему он родился хромым. Будь он похож на других, он был бы сейчас в долине. А поскольку он был не такой как другие, он находился в хлеву, среди первых, приветствовавших приход Иисуса в этот мир.

Джошуа подошёл к Абигайль и лёг рядом со своим другом. «Ты была права». — сказал он ей.

— «У Бога есть особое место для меня«.

Макс Лукадо

Перевод: Валькова Н. Д.

© one-way.ru


Интересное:

Нелло и Патраш

Чудесный доктор

Люди с розами


 

Поделиться