Жажда — Яков Подкаминский

Жажда

Я хотел бы немного порассуждать о жажде. Я прочитаю из Евангелия: «После того Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду» (Иоан. 19:28).

Что такое жажда? Наверно, это непросто желание, хотение пить, но страстное желание, сильное желание пить. Надо сказать, что жажда – это естественное желание пить. Естественное, сильное, непреодолимое желание пить. Иисус Христос на кресте воскликнул: «Жажду!» Он несколько часов был на кресте, Он висел там, истекал кровью. Это была мука, для этого Он перенес истязания, и теперь у Него появилось естественное желание: Он жаждал пить.

Как сегодня у нас, по плоти, есть желание попить? Конечно, смотря что попить. Если бы нам предложили чашу холодной воды сейчас, то я бы не стал пить. Как-то чувствую прохладно в зале, и чаша холодной воды меня не устраивает. Но если бы появился лимонад или сок, то мы бы попробовали этих напитков, но когда человек жаждет, то он пьет воду. Он не мечтает о соке, не мечтает о лимонаде, но он мечтает о глотке воды.

Жажда – это естественное, страстное желание пить самое простое, самое обыкновенное, что есть на земле – это вода. Эта жажда возникает естественным путем в результате того, что человек какое-то время не получает жидкости – воду. У него внутри появляется желание пить. Сначала это просто сигнал, импульс, который поступает в мозг и человек думает: попить бы. Он отгоняет эту мысль, занят работой, или он в пути, или у него просто нечего выпить, но мысль опять приходит: пить.

Тогда он начинает заботиться. Он ищет магазин, деньги, но, может быть, надо еще пройти, еще что-то сделать, и мы откладываем это на потом, а сигнал усиливается. Особенно этот сигнал усиливается, когда человек понимает, что нечего пить. Легче, когда у тебя есть бутылочка, ты всегда можешь ее открыть и попить. Но когда нет этой бутылочки, то усиливается сигнал: пить. Наступает такое переживание и даже страх. Когда человек находится в пустыне, и у него заканчивается вода, а путь еще далекий, то приходит страх. Жажда увеличивается, хочется пить, и нет воды – это жажда.

Иисус Христос сказал: «Жажду!» Мы видим, что: «Тут стоял сосуд, полный уксуса. Воины, напоив уксусом губку и наложив на иссоп, поднесли к устам Его» (Иоан. 19:29). Исполнилось Писание: желчью и уксусом напоили Господа нашего Иисуса Христа.

Мы тоже жаждали, мы жаждали слова Божия. Мы сами того не осознавали, мы жаждали Бога, мы жаждали истины, правды Божией. Эта жажда увеличивалась по мере того, как мы блуждали в пустыне, мы уходили далеко вглубь, и вдруг появилась эта жажда. Нам захотелось чего-то чистого, светлого, святого, и мы сказали: «Жаждем». Иисус Христос пришел и напоил нас водой, благодарение Господу. В этом мире много людей, которые сегодня хотят пить. Жаждут ли они? Если да, то Христос хочет их напоить.

Я задумывался над тем, почему лет тринадцать-четырнадцать назад в нашей стране произошло так, что у людей возникла жажда, необыкновенная жажда. Кто в те годы встречался с Евангелием, может вспомнить – это толпы народа. Я вспоминаю первое евангелизационное собрания, которые были у нас в Ленинграде на стадионе имени Кирова. Там было собрано несколько тысяч человек. Проповедник из Германии или из Америки, не помню, проповедовал Евангелие. Первый раз мы шли на стадион открыто, слушая евангельскую весть. Это было чудесно. А потом все больше и больше приходило народу, когда сотни тысяч людей собирались для того, чтобы слушать Евангелие. Я тоже принимал участие в некоторых собраниях, не только в Ленинграде, но и в других местах. Это было удивительно.

Почему так происходило? Потому что народ хотел слушать слово Божие. Не потому что мы были какими-то проповедниками, нет, это что-то особенное было в народе, это то, что произвел Бог в народе: дал им жажду. Эти люди пили воду. Они не искали сока, не искали ничего кроме воды, и эта вода излилась.

Если взглянуть на сегодняшнее положение, то можно сказать, что должной жажды в народе нет. Нам кажется, что от нас что-то зависит, это да, одна сторона, мы должны усовершенствоваться, безусловно, но я хотел бы больше обратить внимание на народ. В народе нет жажды. Я не говорю о церкви, и в церкви не достает жажды. Я говорю о мире, о людях, там нет должной жажды, и народ сегодня проходит мимо Евангелия.

У меня на сердце – молиться. Перед собранием молились на третьем этаже, и как раз Господь говорил мне в сердце об этом: «Молитесь о том, чтобы народ возжаждал. Молитесь о том, чтобы Я послал жажду». Жажду может послать только Бог, сам человек не может возжаждать. Когда человек начинает жаждать, то он ищет, и он находит. Это было прекрасно видеть, когда множество людей слушает и с жаждой принимает Евангелие.

Я буду читать из книги Амоса: «Вот, наступают дни, говорит Господь Бог, когда Я пошлю на землю голод, — не голод хлеба, не жажду воды, но жажду слышания слов Господних» (Ам. 8:11). Слава Богу! «Вот, наступают дни, говорит Господь», как бы я хотел, чтобы это слово было пророческим для нас, для нашего города, для нашей церкви. Как бы мне хотелось побыть в такие дни и еще увидеть большую жажду, ту жажду, которая в Африканских странах – это большая жажда. Люди часами и сутками едут на Богослужение, идут пешком. Необыкновенно, собираются пятьсот тысяч, миллион, полтора миллиона человек. Кто привлек их? Это Бог дал такую жажду, и они идут слушать слово Божие. Это еще не совершенно, но все-таки, первый шаг сделан: жажда слышания слова Господнего. Я молю Бога сегодня: «Господи, дай жажду в народе. Дай людям, которые живут вокруг этого круга, в этом районе, в нашем городе, везде, Господи, дай жажду, чтобы они захотели послушать слово Господнее».

Я хочу открыть деяния Апостолов и прочитать: «Павел, по своему обыкновению, вошел к ним и три субботы говорил с ними из Писаний, открывая и доказывая им, что Христу надлежало пострадать и воскреснуть из мертвых, и что Сей Христос есть Иисус, Которого я проповедую вам. И некоторые из них уверовали, и присоединились к Павлу и Силе, как из Еллинов, чтущих Бога, великое множество, так и из знатных женщин не мало» (Деян. 17:2–4). «Здешние были благомысленнее Фессалоникских: они приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так; И многие из них уверовали, и из Еллинских почетных женщин и из мужчин немало» (Деян. 17:11–12). И еще одно место прочитаю: «Итак Павел вышел из среды их. Некоторые же мужи, приставши к нему, уверовали; между ними был Дионисий Ареопагит и женщина, именем Дамарь, и другие с ними» (Деян. 17:33–34).

Слава Богу! Три раза Апостол Лука здесь говорит, что они уверовали по проповеди Апостола Павла. Кто-то скажет, что если бы Павел был в нашем городе, то народ бы уверовал. Да, но почему-то мы не Павлы, мы не Апостолы, но и через нас бывает уверуют, потому что это жаждущие сердца. «Жаждущие! идите все к водам; даже и вы, у которых нет серебра, идите, покупайте и ешьте; идите, покупайте без серебра и без платы вино и молоко» (Ис. 55:1).

Христос сказал: «Кто жаждет, иди ко Мне и пей» (Иоан. 7:37). А разве мы не испытываем жажду. Я почему-то испытываю периодами, когда у меня жажда к слову, жажда к молитве. Жажда, когда мы бежим в собрание, мы торопимся, как будто на праздник, как будто здесь будет что-то особое, необычное. Необыкновенная жажда – это производит Господь. Господи, дай нам жажду, дай жажду народу.

В книге Амоса говорится так: «Вот, наступают дни, говорит Господь Бог, когда Я пошлю на землю голод, — не голод хлеба, не жажду воды, но жажду слышания слов Господних» (Ам. 8:11). Но далее здесь стоит такое печальное определение: «И будут ходить от моря до моря и скитаться от севера к востоку, ища слова Господня, и не найдут его» (Ам. 8:12).

Я верю, что сегодня не то время, о котором говорил Господь. Сегодня время такое, когда слово Божие открыто, оно доступно, и о жажде в народе мы будем молиться. Пусть Бог благословит, и пусть в этой молитве у нас будет цель помолиться о том, чтобы Господь дал нам жажду, братьям и сестрам, христианам, и дал жажду народу, который живет в нашем городе: жажду слушания слова Господнего, чтобы в магазине или еще где-то, когда мы свидетельствуем кому-то, человек слушал с жаждой.  Когда у человека жажда, то он глотает жадно слова простого брата, простой сестры – это жажда. Да благословит Господь. Помолимся о том, чтобы Господь послал жажду, а мы были верными свидетелями.

Яков Подкаминский


Другие статьи Автора:

Вертикаль | Яков Подкаминский

Почитай отца твоего и мать твою — Яков Подкаминский

Яков Подкаминский — Отрочество

Поделиться