С какой мыслью мы ходим? Часть 1 — Яков Подкаминский

С какой мыслью мы ходим?

Хочу поделиться своими мыслями и своими переживаниями в отношении служения Господу, потому что мы все рассуждаем о том, как угодить Господу, и как бы определить проповедь, которую я хочу сказать сегодня: с какой мыслью мы ходим? О чем мы думаем? Я прочитаю из слова Божия: «И явился ему Господь у дубравы Мамре, когда он сидел при входе в шатер, во время зноя дневного» (Быт. 18:1). 

С какой мыслью мы ходим сегодня? Или мы ходим без той мысли, которая должны была быть у нас. О чем мы думаем? О чем мы заботимся? Чем мы озабочены сегодня? Есть люди, которые чем-то озабочены. Приходилось нам видеть людей, которые что-то теряют, и они ищут. И мы тоже что-то теряли, а потом искали, и мы были озабочены. Забота наша была о том, чтобы найти. И мы ходили озабоченные, мы думали, искали, толи это был паспорт, толи ключи, что-то было ценное в наших глазах. И мы ходили, и мы думали об этом. То ли какая-то сумма денег для нас значимая, и она покрывала все, все остальное было вытеснено этой мыслью, и мы думали: «Где эти ключи, где этот паспорт?» А если получали какое-то известие. Ну допустим, что с ребенком что-то случилось, не дай Господь, но что-то случилось, то и эти ключи становятся маловажными, а эта весть становится главенствующей. То ли радостная весть, то ли грустная, но она становится главенствующей.  

Я хочу сегодня порассуждать о том, с какой мыслью мы ходим. Какая главная мысль в нашем земном пребывании? Да, у нас есть мысли о том, чтобы сходить в магазин, на работу, проехать в транспорте, талоны пробить, много мыслей, но главная мысль, о чем мы мыслим, так чтобы эта мысль вытесняла все остальное. Но если абстрактно, конечно, то мы мыслим об Иисусе Христе. Абстрактно мы мыслим о Боге, и это правильно. Но это в общем, мы все о Боге мыслим, мы об Иисусе мыслим, о царстве Божием.  

И вот Авраам – патриарх, великий муж Божий, во время дневного зноя сидит при входе в шатер. Чего он там сидит? С какой мыслью он сидел там? Сидел ли он в шатре, или вне шатра? Здесь сказано, что он сидел при входе в шатер во время зноя дневного. Если бы здесь не стояли слова: «во время зноя дневного», то я бы склонился к той мысли, что он сидел в шатре. Но вот это слово: «во время зноя дневного», оно подчеркивает, что Авраам сидел под солнцем вне своего шатра, при входе в свой шатер. Именно здесь слово Божие говорит, что он не смотрел на этот зной, он не прятался от зноя. Обычно мы прячемся от зноя, а он не прятался. Кто-то скажет, что у него там было фисташковое или финиковое дерево, пальма, и там была тень. Я уверен, там не было тени. Если бы там была тень, то не было бы смысла писать об этом зное дневном. Это так слово Божие нас учит, и мы исследуем, мы истолковываем. И Авраам сидел под этим палящим солнцем. Какая была температура? Высокая, это ведь был дневной зной. Но он сидел там.  

С какой мыслью сидел Авраам? Что ему делать нечего было тогда, или у него было какое-то желание, какая-то мысль? Я скажу вам, что было у него на сердце, я знаю: он сидел с мыслью кого-то увидеть, и кого-то пригласить в свой шатер. И он сидел, и ждал, и смотрел, и он не обманулся. «Он возвел очи свои и взглянул, и вот, три мужа стоят против него. Увидев, он побежал навстречу им от входа в шатер и поклонился до земли» (Быт. 18:2). Авраам сидел у шатра, у входа, и он дождался. Слава Богу! Вот как отвечает нам слово Божие на поставленный вопрос: «А я дождусь?» Слово Божие говорит, что если ты будешь сидеть у шатра, если ты будешь под зноем дневным, то ты обязательно дождешься. Но если спрячешься, если уйдешь, то не дождешься.  

Я хочу сказать о странноприимстве немного, потому что слово Божие нам говорит: «Страннолюбия не забывайте, ибо через него некоторые, не зная, оказали гостеприимство Ангелам» (Евр. 13:2). Авраам был гостеприимным человеком, он был странноприимным, и страннолюбивым. Он любил людей и любил принимать в свой шатер. И люди приходили к нему, и они ели у него, и что они еще делали? Они его благословляли. Слава Богу! Мы хотим благословения, кто из нас не хочет благословения? Да мы, наверно, ходим все с такой мыслью: «Господи, благослови нас!» И мы ходим, и под ноги себе смотрим. А чего мы хотим? Да мы хотим, чтобы кошелек валялся, деньги под лавочкой были, там еще что-нибудь. 

Сегодня я был на рынке, там стоит аппарат в который бросают по пять рублей, и кто-то выигрывает, кто-то проигрывает, видели, может быть, новые аппараты такие объявились. И два молодых человека все деньги свои отдали, желание у них было приобрести. Люди ходят с мыслью сегодня – приобрести. И мы тоже ходим с мыслью: «Господи, благослови нас!» Правда ведь, мы же ходим с такой мыслью? Мы все время думаем, чтобы Господь благословил нас. И Авраам думал о том, чтобы Бог его благословил, но к этому еще что-то делал. Конечно, Бог его благословлял. 

С какой мыслью мы ходим? О чем мы думаем? О чем мы рассуждаем? Здесь слово Божие нам говорит о том, что эти ангелы благословили Авраама: «И сказал один из них: Я опять буду у тебя в это же время, и будет сын у Сарры, жены твоей» (Быт. 18:10). Это было благословение. Я говорю о своих переживаниях, о таких переживаниях, которые от Господа, и мы как церковь, давайте, испытаем свое сердце. О чем мы мыслим? Есть одно слово, как написано: «Блаженнее давать, нежели принимать» Когда мы ходим по этой земле, мы мыслим, чтобы Бог нас благословил. И мы думаем, в чем это должно выразиться, что ты можешь мне дать? Мы думаем о том, что Он может мне дать? Господи, мы думаем о том, что Ты мне можешь дать: жениха дать, невесту дать, квартиру, машину, что Ты мне можешь дать? И мы думаем об этом и мы об этом молимся. Мы молимся и говорим: «Дай мне. Дай мне. Дай мне, Господи, дай мне!» 

И когда Христос висел на кресте, и Его одежды лежали у подножия креста, воины начали делить их, они делили и думали: кому что взять? Кому хитон, кому … кому что. Они хотели что-то взять от Господа. Мы похожи на этих воинов, мы тоже хотим ну что-нибудь от Господа взять, а иначе, зачем нам Господь? А иначе, если Он нам не дает, зачем нам такой Господь? Мы избираем себе Господа, который нам дает. Хороший у нас Господь? Слава Богу! Хороший. А если не дает? Сразу Господь становится в наших глазах плохой.  

Такой пример: дай ребенку конфету, и спроси его: «Папу любишь?» – «Люблю!» А потом забери конфету и спроси: «Папу любишь?» Неужели он скажет люблю? Нет, не скажет люблю, скажет: «Нет, не люблю» Мы похожи на этих детей. Да, мы похожи. Мы любим, когда нам дают, мы любим, когда нас принимают, мы любим, когда все вокруг нас, мы любим. И мы с этой мыслью ходим и живем, и думаем: «Господи, кто бы мне сделал что-то доброе, кто бы мне дал, кто бы меня довез, кто бы меня накормил. И мы ходим с этой мыслью, а Господь хочет, чтобы мы ходили с другой мыслью. 

Кто из нас ходит с такой мыслью: «Господи, кому я должен? Кому я должен сделать? Господи, кому мне сделать добро?» Мы молимся об этом: «Господи, Ты мне открой, Ты мне скажи. Господи, чем я могу послужить, у меня что-то есть: у меня есть деньги, у меня есть квартира, у меня есть машина, и я молюсь, Господи, что я могу сделать?» Богу приятны такие мысли, да? До этих мыслей надо вырасти нам, потому мы здесь и находимся, чтобы нам перейти в другое состояние. Не в состояние употребляющих, берущих, а в состояние дающих, отдающих. «Блаженнее давать, нежели принимать».  

Брат Яша

 

 Часть 2  


Другие статьи автора:

Обратная связь — Яков Подкаминский

Размышления над словом Божьим — А может ли человек летать?

О червях. Часть 1 — Яков Подкаминский

Поделиться