С какой мыслью мы ходим? Часть 2

С какой мыслью мы ходим? Часть 1

Принимать нам нравится. Кто из нас скажет, что нет, не нравится. Нам нравится подарок принимать, чью-то помощь физическую принимать, славу принимать, принимать всегда приятно. Но вот если так пережить вот это состояние приятия, есть такое, когда ты отдаешь, это тоже приятно. Если мы отдаем для близких людей, это блаженнее.  

Муж Божий Апостол Павел был именно таким человеком, он к этому с Божией помощью пришел. Он хотел показать Христу, я не скажу что-то новое, только лишь подчеркну, что Христос расточил и отдал нищим, и правда Его пребывает во век. С какой мыслью ходил Христос? Он не ходил с такой мыслью: «Кто же Мне ноги помоет?» Он не ходил с такой мыслью: «Кто Мне хитон постирает? Кто Меня пищей накормит? Кто Меня примет?» О некоторых женах написано, что они служили Ему своим имением. Это были благочестивые жены. Они служили Ему, но у Христа не было мысли такой: «Кто бы Мне послужил?» Он Сам служил. Он кормил голодных, Он исцелял больных, Он воскрешал мертвых. Он отдал Свою жизнь. Он отдал Свою любовь.  

Да, мы сегодня проповедуем, это вершина, это цель, это желание. Но ходим ли мы с этим желанием? Испытывая свое сердце, можем ли мы сказать: «Господи, кому я могу служить? Что мне сделать доброго, ведь жизнь так быстро пролетает. Господи, открой, кому мне послужить?» Нужно сказать, что у нас есть, у меня есть пробелы в этом служении, где хотелось бы отдавать, хотелось бы служить, но, к сожалению, не достигаем. Пусть Господь благословит, пусть Господь поможет, чтобы нам достигать отдавать все ближнему своему, Богу-то мы все отдадим.  

Один брат рассказывал, что ему надо было ехать куда-то, а билетов не было, и он упросил кассира, что ему необходимо ехать, и она дала ему билет. Он пошел, купил букет цветов, и когда он вернулся, то кассы были закрыты. Он не знал что сделать с этим букетом, и пошел и на дерево его закинул, пожертвовал его Господу. Я не знаю, но я думаю, что мы похожи на таких людей, берем и туда, на дерево забрасываем. А Господь хочет, чтобы мы по назначению давали, своему ближнему давали. Не знаю, может, Бог принял эти сердечные намерения, но иногда я похож на этого человека, не вижу ближнего своего, все закрыто, и у брата закрыто и у сестры закрыто. Нам надо молиться Богу: «Господи, открой мне, открой, что мне сделать?» И причем, это не просто вспышка, желание, что вот сейчас будем молиться и Господи, Ты открой мне, только не широко, а то как откроешь, и того покажешь, и другого покажешь, что буду делать? Только слегка открой мне. Но Бог хочет, чтобы это было постоянным желанием, чтобы это была жизнь наша: принять в свой дам, угостить, накормить, возможно, на дорогу дать или средства, или пищу, и так далее. И в этом есть служение. 

Апостол Павел пишет к Филипийцам о состоянии других церквей: «Вы знаете, Филиппийцы, что в начале благовествования, когда я вышел из Македонии, ни одна церковь не оказала мне участия подаянием и принятием, кроме вас одних;  вы и в Фессалонику и раз и два присылали мне на нужду» (Фил.4:15–16). Я недавно задумался над этим местом Священного Писания, и думаю, ведь эти церкви были насаждены Апостолом Павлом, и ни одна из них не оказала Апостолу Павлу участия в подаянии и принятии.  

Еще одно место прочитаю: «Уведомляем вас, братия, о благодати Божией, данной церквам Македонским, ибо они среди великого испытания скорбями преизобилуют радостью; и глубокая нищета их преизбыточествует в богатстве их радушия. Ибо они доброхотны по силам и сверх сил — я свидетель» (2 Кор. 8:1–3). Христиане церкви в Македонии жили с такой мыслью: «Что нам сделать для святых?» Они не перешагнули вот эту ступень, когда они думали: «Что мне сделают святые?» Вот я пришел в церковь, вот я уверовал, и думаю: «Ведь они же верующие, они же должны что-то делать». И когда человек не встречает, что ему кто-то делает, то он начинает огорчаться, обижаться. Начинает смотреть: «А какие они верующие? А где у них любовь? А они не делают, а они должны». Но Бог учит нас, что не они должны, а я должен. Когда мы начинаем с себя, то все становится на свои места. Слава Богу! Когда мы начинаем понимать, что братья хорошие, сестры хорошие, а я не хороший. Почему я не хороший? Потому что я не делаю. То что они, это при них останется, а вот то, что я, я должен. Надо начинать именно с себя, что я могу сделать. Вот эти церкви, они среди великого испытания скорбями преизобиловали радостью, и глубокая нищета преизбыточествовала в богатстве их радушия. Они жили с мыслью: «Что я могу сделать ближнему?» 

Итак, возвращаясь к посланию Филипийцам, мы находим, что ни одна церковь не оказала Апостолу Павлу участия подаянием и принятием, кроме Филипийцев. У Филипийцев была такая мысль: принять Апостола Павла, послужить ему, потрудиться для него. Были сотрудники у Апостола Павла, где Апостол Павел говорит, что он нужен нам для служения. Люди, которые нужны для служения. Мы церковь Иисуса Христа, мы призваны для служения, не для потребления, а для служения. И огорчение в том, что мы ходим с мыслью: «Где бы нам потребить, где бы нам найти, где бы нам кто-то послужил». Господи, хочу ходить с другой мыслью: «Кому я могу послужить, собирая плод – жизнь вечную». 

Когда принимали Филипийцы Апостола Павла, они слушали его проповеди. Хорошая была проповедь Апостола Павла? Конечно. Мужчины, женщины, юноши, дети плакали, сокрушались, каялись, получали Духа Святого, исцелялись. Слава Богу! Апостол Павел беседовал. Это была великая радость. А потом Апостол Павел говорил: «Братья, сестры, собрание наше закончилось. С миром Божиим. Поприветствуемся, и пойдем по домам. А сам то он был где? Сам он был в гостях. И что, все расходились, как написано, по слову. Правда, все приветствовали Апостола Павла, и расходились, расходились, и все разошлись по домам. Но все-таки кто-то остался, я думаю. Как вы думаете, из Филипийцев кто-то остался? Конечно остался, обязательно остался, потому что понимали, что его надо в дом пригласить. Его надо накормить и спать положить. Не надо думать, что Апостол Павел, как он писал: «Часто в бдении, часто в посте, на стуже». И поэтому разойдемся все по домам, а завтра собрание назначено. Он и в бдении побудет, и в посте побудет, ну и на стуже, если холодно, ему не привыкать. Но у Филипийцев так не было, а у нас? Братья, сестры, а у нас бывает такое? А у нас, к сожалению, бывает. Я думаю, что у нас Апостол Павел бы замерз, был бы голоден. Захотел бы придти еще раз в наше собрание? Сейчас вы скажете: «Что-то, брат, ты не то говоришь. У нас такие отзывы хорошие о гостеприимстве, а странноприимстве». Как помните брат Костя, два или три раза, епископ говорил, что в Санкт–Петербурге церковь такая, что они так принимают с любовью и заботой. Слава Богу! Хорошая похвала. Слава Богу! Касается это нас? Если касается, то слава Богу. А если мы остались вне этой похвалы, она не для нас, она для кого-то, то это печально. Хотелось бы, чтобы все Филипийцы принимали участие в принятии и подаянии. И в этом было бы благословение, чтобы мы не оказались похожими на тех, которые как написано, что ни одна церковь не оказала участия подаянием и принятием. 

Теперь задумается о своих сердцах, когда бывает у нас Апостол Павел, или Тимофей, или другие братья. Что мы делаем для них? Вот мой вопрос: что мы сделаем для Тебя, Иисус? Ни кому что взять! Да, взять мы возьмем: мы возьмем учение, мы возьмем пророчество, мы возьмем исцеление, возьмем, возьмем и возьмем. Соберем, порадуемся и пойдем, но блаженнее давать, нежели принимать. Конечно, я думаю, что мы в лучшем состоянии. Слава Богу, братья и сестры, мы в лучшем состоянии. И та похвала, которая звучала, или звучит, или мы прочитаем где-то, будет в какой-то степени завышена, но все-таки это нас касается. И хотелось бы, чтобы когда Апостол Павел приходит в церковь, чтобы он приходил именно в церковь, он приходил бы к нам, ко всем, и чтобы мы получали … Слава Господу! 

Авраам был человеком страннолюбивым. Он сидел у шатра с мыслью: «Кого бы встретить, кого бы в свой дом зазвать? Кого бы напоить и накормить, кого бы?» Конечно странника, там и ноги пыльные, там и одежда грязная, там и голодный человек. Кто-то скажет, что Авраам был не бедный человек, он был богатым. А шатер у него видели какой? Я не видел. Но обычно плотские христиане, которые не хотят делать добра, они говорят: «У него шатер-то был большой, ну примерно три этажа, так чего ему не принимать, пусть принимает». Но у меня не было три этажа, у меня был одноэтажный шатер. Я хочу сказать, что у Авраама, не у меня, у Авраама было широкое сердце. Если у нас широкое сердце, то и в узком шатре и Апостолу Павлу и даже трем ангелам найдется место.  

Мы говорим: «Господи, мы хотим благословения», мы с этой мыслью так и ходим. Мы просыпаемся и засыпаем и говорим: «Дай, дай, дай, дай». А почему нам не переменить молитву: «На, на, на, на, Господи, на». И как только мы скажем: «На, Господи»,  Он нам скажет: «Возьми Мое благословение». Помолимся. 

Брат Яша

 


Другие статьи Автора:

Советы молодым

Жажда

Поражение Озы

О червях. Часть 1

О червях. Часть 2

С какой мыслью мы ходим? Часть 1

2+
Поделиться