Назорейство | Яков Подкаминский

О бремени назорейства

Бог положил мне на сердце сказать об одном судье Израилевом — Сам­соне, и в связи с ним о назорействе. История Самсона описана в книге Судей и является поучительным уроком для нас всех. Жизнь Самсона многогран­на, и каждая грань — это тот или иной урок. Прежде чем я скажу главную мысль, прочитаем о назореях:

«И сказал Господь Моисею, говоря: объяви сынам Израилевым и скажи им: если мужчина или женщина решится дать обет назорейства, чтобы посвятить себя в назореи Господу, то он должен воздержаться от вина и крепкого напитка, и не должен употреблять ни уксу­са из вина, ни уксуса из напитка, и ничего приготовленного из винограда не должен пить, и не должен есть ни сырых, ни сушеных виноградных ягод. Во все дни назорейства своего не должен он есть ничего, что делается из винограда, от зерен до кожи. Во все дни обета назорейства его бритва не должна касаться головы его. До исполнения дней, на которые он посвятил себя в назореи Господу, свят он; должен растить волосы на голове своей. Во все дни, на которые он посвятил себя в назореи Господу, не должен он подходить к мертвому телу. Прикосновением к отцу своему, и матери своей, и брату своему, и сестре своей, не должен он оскверняться, когда они умрут; потому что посвящение Богу его на главе его. Во все дни назорейства своего свят он Господу» (Числ. 6:1-8).

Итак, назорейство — это добровольное посвящение и состояние, на которое соглашается человек. Во-первых, постановление о назорействе установлено не человеком, а Богом; во-вторых, с посвящением было связано положе­ние в обществе Израильском. Господь не требовал от каждого такого посвящения, но от некоторых требовал испол­нения обета и даже судился по ревности Своей. Ниже мы увидим это. По всей видимости, назореи были чтимы народом Израильским и пребывали в особом благоволении у Бога. Почему же? Да потому что эти люди возлагали на себя бремя назорейства.

Назорей должен был растить волосы, не пить вина, не есть винограда, не прикасаться к мертвому телу. Кажет­ся, что тут такого? Но давайте остановимся на каждом пункте и попытаемся рассмотреть его.

О волосах

Итак, назорей должен был растить волосы. Почему именно волосы — мы не знаем, но это требование Бога, и назорей соглашался с ним. Сестры, которые растят волосы, знают цену этих волос. Длинные волосы нуждаются в особом уходе, а не так, как короткие — сдунул пыль, махнул рукой и пошел себе дальше. Волосы отягощают голову.

Например, Авессалом стриг волосы один раз в год, потому что они отягощали его голову. Но я не буду останав­ливаться на Авессаломе, это просто пример из Библии. Знаете ли вы, что седой волос тяжелее обычного? Это правда. У меня много седых волос, и когда я запускаю свою прическу, я чувствую, как волосы обременяют мою голову, но я не ношу длинные во­лосы. Самуил, пророк Израилев, был назореем от чрева матери, и он не стриг волос всю свою жизнь. Отличный образец! Сейчас открыл Библию прямо на этом месте: «…и бритва не коснется головы его» (1 Цар. 1:11). Уже в старости Самуил скажет: «А я состарелся и поседел» (1 Цар. 12:2). Самуил поседел, волосы у него были длинные, но он не смел нарушить своего назорейства.

Волосы имеют свойство расти, и некоторые могут думать: «Ничего, вырастут», и так легко нарушают обет назорейства. Выше я сказал, что длинные волосы требуют особого ухода. Если учесть климатические ус­ловия Израиля, то уход за волосами становился крайне утомительным. И вы, конечно, понимаете, что там не было моющих средств, какие имеем мы. Что и говорить! Невыносимая жара и потливость делают посвящение утомительным и нестерпимым. Мыть голову, расчесывать волосы, заплетать в косы — нелегкий груд, требующий сознания и усилий. Так что не надо думать, что в Израиле было множество назореев.

Постановление о назорействе начинается не со слова «когда», а со слов «если мужчина или женщина решится дать обет назорейства, чтобы посвятить себя в назореи Господу», то есть прежде надо понять, что это не развлече­ние, а труд, а потом уже решиться дать обет. Вообще-то мне надо сказать, что моя тема называется «Назореи Нового Завета». Каждый из нас является назореем Нового Завета, причем мы посвятили себя Господу не на месяц или год, но подобно Самуилу — от чрева матери на всю свою христианскую жизнь. Водное крещение — это посвяще­ние, это обет Богу быть назореем Нового Завета. Мы согласились с требованиями Нового Завета, но как назорей Ветхого Завета, случалось, нарушал назорейство, так и мы, к сожалению, много согрешаем. Господь предусмотрел наши падения, и мы читаем: «Дети мои! Сие пишу вам, чтобы вы не согрешали; а если бы кто согрешил, то мы имеем Ходатая пред Отцем, Иисуса Христа, Праведника» (1 Иоан. 2:1).

Что касается волос, Господь заповедал женам их растить, не брить, не стричь. И кто вступил в завет с Господом, тот обязан соблюдать условия посвящения. За это у Господа будет особое благорасположение. Выше я говорил, что Бог, по ревности Своей, судился с некоторыми нарушителями назорейства, в частности, мы читаем о Самсоне. Внешне Самсон оставался назореем, но назорейство его было осквернено, и именно поэтому Господь попустил ему попасть в руки Далиды и филистимлян. Самсон не пожелал добровольно остричь свои волосы с тем, чтобы начать назорейство заново, он еще пользовался славой у Израильтян, они еще говорили, что у них есть назорей, но Бог-сердцеведец видел, что Самсон нарушал назорейство, и тайное сделал явным. В доме узников Самсон возобновляет свое назорейство, и слава Богу, Господь принимает его покаяние и посвящение. Господь не отверг Самсона, написано: «Между тем волосы на голове его начали расти, где они были острижены». Божия сила вернулась к Самсону, о нем упоминает Апостол Павел как о муже веры. Здесь урок и для нас: если кто-то внешне еще выглядит благочестивым, не надо ждать, когда Господь обличит пред всеми. Сегодня надо каяться и возобновлять назорейство.

О вине и винограде

Второй пункт касался воздержания от вина и крепкого напитка, от уксуса из вина и от уксуса из напитка. Назорей не должен был пить ничего приготовленного из винограда и не должен был есть ни сырых, ни сушеных виноградных ягод. Во все дни назорейства своего не должен он есть ничего, что делается из винограда, от зерен до кожи. Это тоже нелегкое условие, или требование. На фоне виноделия среди праздников, среди радостных песен и хороводов, назорей должен был сохранять не только трезвость, но и лишать себя сладости виноградного плода. И не только свежих ягод, но и сушеных, и не только сушеных, но и ничего, что делается из винограда, от зерен до кожи. Казалось бы, а почему и косточек нельзя, почему кожи нельзя? Да кто из нас ест косточки из винограда, кто из нас жует кожу от винограда? Мы все это выплевываем, это мелочь в сравнении с содержимым ягоды. Но у Бога нет мелочей.

Вы думаете, что к назорею не приходила мысль пожевать кожу от ягод или хотя бы косточки от ягод: «Нет, нет, ягоды ни в коем случае, а только кожу или косточки». Как такие мысли похожи на наши мысли, когда мы не согла­шаемся с сатаной на большую уступку, а только на мелочь, и говорим: «Ничего страшного», но назорейство уже потеряно. Человек даже оправдывает себя: «Я не сделал, я только подумал. Я тяжелый металл не слушаю, только легкий рок», и так далее и тому подоное. А потом смотришь, легкое знакомство закончилось трагедией: то ли случайной беременностью, то ли отлучением от церкви. Назорею запрещено было касаться зерен и кожи виноградной ягоды, так как это прикосновение могло привести к тому, чтобы есть виноград и пить вино и сикеру. Назорей, можно сказать, был лишен радости. И если мы назореи Нового Завета, то нам должны быть чужды радость и веселие этого мира, все развлечения и утехи его. Кинокомедии, шутки, анекдоты и тому подобное — не для назореев.

О неприкосновенности к мёртвому телу

И третий, последний, пункт касался неприкосновения к мертвому телу. Библия не уточняет, к какому именно телу не должен прикасаться назорей, то есть, только ли к людям или и к животным. Некоторые считают, что и к мертвому телу животного назорей не имел права прикасаться. Это, на мой взгляд, справедливое замечание. Но оставим животных и поговорим о людях. И не просто о людях, но о близких и родных, с которыми связаны наши души и судьбы. Именно о них говорит Бог. Легко ли быть назореем? Нелегко. Но за тяжелый труд большая награда. Сколько усилия требовалось назорею, чтобы стоять рядом с гробом, в котором лежит дорогая и любимая мать, рыдать, страдать, но не прикасаться к телу человека. Весьма вероятно, что сын-назорей мог быть единственным у матери. Какая крепкая связь с матерью! Кто-то был младшим, а значит самым любимым у папы и мамы, и вот — смерть, но назорею запрещалось прикасаться к мертвому телу. А если он не выдерживал или случайно прикасался, то назорейство пропадало и он должен был начать его заново.

Извлечем ли мы урок из такого постановления? Конечно, да. То, что ближе всего к нам находится — это наша плоть. Самые крепкие и тесные связи были у мертвого духа с живой плотью. Плоть диктовала, дух исполнял. Дух ожил, воскрес и вступил в конфликт с плотью, причем это война не на жизнь, а на смерть; не на год, а на всю жизнь. Мы назореи Нового Завета, и к нам написано: «Итак, братия, мы не должники плоти, чтобы жить по плоти; ибо если живете по плоти, то умрете, а если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете» (Рим. 8:12-13). Мы пообе­щали Богу не касаться мертвых дел, какими бы любимыми и дорогими они ни были. Да поможет вам Господь сохранить свое назорейство!

С любовью, брат Яша.


Читайте также:

С какой мыслью мы ходим? Часть 1 — Яков Подкаминский

3 способа жить по вере, когда жизнь не имеет смысла | Пол Трипп

Смоковница

Поделиться

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
  Subscribe  
Notify of