Клетка

Одним славным воскресным утром в церковь вошёл пастор. В руках он нёс старую, ржавую, погнутую клетку. Он водрузил клетку на кафедру. Пару бровей вздёрнулись вверх, несколько нахмурились. Пастор начал речь:

— Вчера вечером, возвращаясь со службы, я заметил юношу. На лице его блуждала улыбка. Он насвистывал лихую песню, беззаботно размахивая старой клеткой для птиц.

На дне её я заметил три маленьких комочка, сиротливо жавшиеся друг к другу, дрожащие от страха и холода. Я остановила парня и спросил:

— Что там у тебя, сынок?

— Всего лишь старые птахи, — ответил он.

— И что-то же ты будешь с ними делать? — спросил я.

— Отнесу их домой и как следует повеселюсь: запугаю, разозлю, буду драть им перья, поджигать хвосты, подвешу за лапки, а потом заставлю драться! Вот будет потеха!

— Потеха потехой, но рано или поздно они тебя утомят. И что же тогда?

— О, это вовсе не проблема. Отдам соседской кошке. Животинка совсем отощала. Уж она-то с ними разберётся!

На минуту я замолчал.

— Сколько ты хочешь за этих птиц?

— Что? Сколько? Нет-нет, поверьте, господин, вам вовсе не нужны эти жалкие птицы. Они не умеют петь, они даже не красивые. Они ни на что не годны. Я не уверен, что кошка-то согласится их есть. Поиграет себе, забьёт до смерти, да и выбросит.

— Сколько?

Мальчик посмотрел на меня как на сумасшедшего и неуверенно произнёс:

— 10 долларов?

Я вынул бумажник и протянул купюру. Мальчик хотел что-то сказать, но передумал, бессмысленно таращась на меня. Он вручил мне клетку и мгновенно исчез в ближайшем дворе.

Я бережно нёс своё приобретение. Дойдя до конца аллеи, я нашёл уютное местечко с парой тенистых деревьев и густой травой. Поставив клетку на траву, я открыл дверцу и легонько постучал по прутьям, приглашая птиц выйти. Я отпустил их на волю.

Что ж, это объясняло почему клетка на кафедре пуста. Пастор выдержал паузу и принялся рассказывать свою историю:

— У сатаны был крайне удачный день. Он искал Иисуса, чтобы похвастаться. Он только что вышел из Эдемского сада и его злорадству не было предела.

— … только представь! Целый мир, полный людишек, — мечтательно проворковал он. — Все до единого в моих руках… — его глаза сверкнули холодным металлом, злорадная улыбка обнажила хищный оскал. — Всё было просто. Ловушка, приманка, хлоп! Никто не устоял. Мои! Все до единого! — он брызгал слюной от возбуждения.

— И что же ты будешь делать с ними? — спросил Иисус.

— О, я повеселюсь как следует! Я научу их лжи, зависти, жадности и презрению. Я посею в их душах страх и обиду, пожну ненависть и жестокосердие. В награду за послушание подарю им алкоголь и табак. Я дам им оружие и сделаю из них палачей. Я взращу предателей и насильников… Я очерню их сердца и сожгу их. Пусть мстят, пусть травят друг друга, пусть тьма пожрёт их!» — гремел он. — Так много нужно сделать. То будет потеха!

— А что потом? — спросил Иисус.

— Потом? Потом они исчерпают себя. Потом мне надоест. Потом я убью их, — лениво протянул сатана.

— Сколько ты хочешь за них?

— Что? Брось, они не нужны тебе. В них нет ничего доброго. Возьмёшь их, и они возненавидят тебя, оплюют, проклянут и убьют. Поверь мне, тебе они не нужны.

— Сколько?

Сатана насмешливо ухмыльнулся. Он испытывающе посмотрел на Иисуса и спокойно произнёс:

— Все твои слёзы и вся твоя кровь.

— Да будет так, — ответил Иисус.

Пастор поднял клетку и вышел.

перевод Гальцевой Алёны

varietyreading.carlsguides.com

3+
Поделиться